среда, 28 декабря 2016 г.

Вечер, пианино и несколько хороших книг ...о чтении и действии


В предисловии к книге Аарона Копленда "Что слушать в музыке" есть такие слова:

"Все авторы  книг о понимании музыки единодушны в одном: нельзя увлечь человека искусством только на основе чтения книг о нем. Если вы хотите лучше понимать музыку,  нужно слушать ее. Этого не  заменит ничто. Все, что я хочу  сказать в этой  книге, касается опыта, который можно получить только вне ее  чтения. Следовательно, вы лишь зря потратите время на данную  книгу, если не  имеете твердого  намерения слушать гораздо больше музыки, чем раньше. Любой из нас, будь он  профессионалом  или любителем, постоянно стремится углубить собственное  понимание этого искусства. Иногда книга может помочь. Но главный способ  — слушать музыку — ничем заменить нельзя".






Вот и с чтением для практической пользы все обстоит точно также - вся сила этого подхода в действии, что мы совершаем. Причем, как в действии по завершении чтения, направленном на получение результата, так и в действии в процессе чтения, направленном на подготовку к свершениям...






…Книги  служат  многим целям. Порой  мы читаем для развлечения, а  порой  — чтобы чему-то научиться. Временами мы читаем, чтобы отвлечься, вдохновиться, получить наставления, побороть скуку долгого авиаперелета. Но  если  бы передо мной стояла задача свести все цели чтения к  однойединственной,  я  бы  назвал  обучение.  Книги  —  сокровищница человеческого  знания.  Даже  в  невинном любовном  романе или детективе содержатся социальные нормы, культурные стереотипы, приметы времени и  места, авторский взгляд на  мир. Основная культурная функция книги — обучать, а остальные функции  — это просто творческое развитие основной.

Итак, если книги в  целом служат целям обучения, обретения опыта и  удовольствия, то  лучшая альтернатива книгам  —  это  использование  эффекта  погружения.

Возможно, построчное чтение, привычное для нас, вскоре станет архаичной экзотикой, как сбивание масла или верховая езда. Разовьется  же голографическое обучение  — здесь я  представляю себе новшества из  мира «Звездного пути»  — например, холодек. В  этом сериале холодек представлял собой пространство размером с  большой театральный зал, наполненный голограммами  — проекциями людей, мест и  предметов, с  которыми могли взаимодействовать члены экипажа. Если  бы книги можно было перевести в  такую  же форму, то  вы читали  бы  их  не  строчку  за  строчкой,  страницу  за  страницей,  главу за  главой, но  получали  бы непосредственный опыт присутствия при описываемых событиях.

Вместо того чтобы читать о персонажах любовного романа, вы  стали  бы  одним  из  них  и  взаимодействовали  бы  с  остальными. Роман превратился  бы в  сценарий и  разыгрывался  бы словно  на  сцене,  а  вы,  будучи  персонажем,  носили  бы  одежду соответствующего времени. Представьте себе, как преобразятся уроки истории (не буду затрагивать здесь этические проблемы), если вам  доведется в  школе  принять  участие в  имитации  Второй мировой войны, а не просто прочитать сухой набор фактов и  событий. Вообразите, скольких учеников привлекут алгебра или топология, если они смогут на деле ознакомиться с тем, что такое лента Мёбиуса, прогулявшись по  ее поверхности...

- Джейсон Меркоски, "Книга 2.0"




...Человека делает образованным лишь его собственная внутренняя работа, иначе говоря, собственное, самостоятельное обдумывание, переживание, перечувствование того, что узнает от других людей или из книг. Книга и вообще чужие слова - это только средство - они вроде как искорки, зажигающие в нашей душе то, что там успело уже накопиться до этого времени: в чьей душе еще ничего не накоплено, там нечему и загораться, - на того книга и не подействует. Кто сам и по-своему еще не передумал чужих или книжных дум, тот и не должен считать их своими. Запомнить - это совсем не то, что усвоить. Кто сам не пережил и не перечувствовал чего, на того никакая книга не подействует и в этом смысле. Кто сам не хочет, того не научит хотеть никто иной со стороны. Вот почему нам никто не поможет, если мы сами себе не поможем.

Помощь самообразовательной работе может выражаться со стороны главным образом лишь общим руководством. Если она будет очень детальна, то самообразование перестанет быть таковым. Чем скорее отучается человек ходить на чужих помочах, тем лучше: надо научиться путем самообразовательной самостоятельной работы брать от книги и из науки не то, что другие указывают, а то, что нужно самому. Указания пусть будут указаниями, а решают дело и дают тот или иной результат все-таки наша самостоятельность и труд. Облегчить и упорядочить самообразовательную работу, разумеется, можно. Но работать, работать и еще работать все-таки должно...

...Многие не знают как приступить к работе по самообразованию и в чем заключается ее первый шаг. Начинайте с того, что вам интересно и что важно для вашей жизни. Начинайте ваше самообразование с того конца, который для вас имеет практическое значение. Берите хотя бы книжку, касающуюся непосредственных ваших профессиональных занятий. Не в том самая суть дела, какую вы книжку возьмете, а в том, что вы передумаете, читая ее.

Но какую бы книгу вы ни читали, ставьте прежде всего самому себе вопрос: действительно ли все понятно вам в той книге, которую вы читаете? Отделяйте непонятное от понятного, познанное от непознанного, достоверное от недостоверного, точное от неточного, то, что есть, от того, что кажется. Тогда перед вами сам собой возникнет целый ряд вопросов. Любая книжка наведет вас на мысли о целом ряде явлений, происходящих и в вас и вокруг вас...

- Николай Рубакин, "Как заниматься самообразованием"



…Нельзя научить читать того, кто не  может помочь себе  сам. Данное правило применимо и к любому  другому  навыку.  Ведь той помощи, которую предложу  я или кто-либо еще, все равно недостаточно. В лучшем случае это может стать неплохим дистанционным руководством, которое  заключается во  всевозможных правилах, примерах и советах. Но  вы должны хотеть  принимать  советы и  следовать  правилам. Вы не  продвинетесь дальше, чем желаете. Следовательно, мой дьявольски изощренный план  не  сработает без вашей поддержки на ранних стадиях. Добившись того, что вы начнете читать, я предоставлю событиям развиваться естественным образом и буду  вполне  уверен в  окончательном  результате...

…Самый явный признак  того, что вы читаете правильно и  эффективно, — это  усталость. Настоящее чтение требует интенсивной  работы ума. Я далеко  не  расслабленный человек, но  раньше нередко обнаруживал, что читаю вяло  и пассивно. Частенько я не  мог читать более нескольких часов подряд, но  за  это время, как правило, удается прочесть немного. Обычно настоящее чтение — это тяжелая и медленная работа. Наверняка есть люди, читающие  качественно и быстро, но я к таковым не  отношусь. Тем более что сама по  себе  скорость неважна. Главный фактор — это активность. Пассивное  чтение не  приносит плодов. Оно использует мозг, как промокательную  бумагу

Помимо усталости должен существовать видимый результат  интеллектуальной  деятельности. Обычно людям свойственно основные процессы мышления выражать словами. Мы привыкли вербализировать собственные мысли, вопросы и суждения, которые возникают в процессе  чтения. Читая, вы непременно думаете, а потому  у вас всегда есть то, что можно выразить словами. Отчасти я считаю  чтение медленным процессом, потому что веду  дневник своих скромных интеллектуальных достижений. Я не могу перейти на следующую страницу,  если не  запишу мысль, которая пришла мне в голову при чтении текущей...

…Искусством  или навыком  всегда обладают те, кто сформировал  привычку следовать правилам. По  сути, именно это отличает  мастера от аутсайдера  в любом деле. У него  есть привычка, которой не  хватает остальным. Надеюсь, вы понимаете, какой  смысл я вкладываю в слово «привычка». Речь, конечно, не  о наркотической  зависимости. Мастерство  игры в гольф или в теннис, техника вождения автомобиля или приготовления супа — это привычка. Вы приобретаете ее, выполняя шаги, которые составляют этот вид деятельности.

Не существует  иного способа сформировать привычку к действию, кроме повторения самого  действия. Вот что означает  выражение "навык — дело  практики". Ваши действия до и после приобретения привычки отличаются степенью легкости и быстроты. Именно об  этом  пословица "Повторенье — мать ученья". То, что сначала получалось плохо, вы постепенно начинаете делать все лучше и лучше — почти автоматически и инстинктивно. У вас появляется ощущение, будто вы умеете это делать с пеленок, будто для вас это так же  естественно, как ходить или есть. Помните известную  поговорку "Привычка — вторая натура"?

Ясно  одно. Знать правила выполнения действия — еще не  означает  иметь привычку.  Называя человека профессионалом  в  какой-то области, мы подразумеваем не  то, что он  выучил  определенные правила, а то, что у него  сформировалась привычка к действию, хотя  знание правил  необходимо для обретения навыка. Нельзя следовать правилам, которые вам неизвестны. Невозможно  приобрести привычку к какомулибо ремеслу или навыку,  не  следуя  правилам. Мастерство  как предмет освоения состоит из привычки, которая появляется в результате действия по  правилам...

- Мортимер Адлер, "Как читать книги"



…В  том, как все мы учимся, есть различия. Но  связаны они не  теорией предпочитаемых стилей обучения, а  с другими понятиями из когнитивной сферы. Одно из этих различий способность к тому, что психологи называют формированием структур. Или структуротворчеством. Это процесс, когда из нового материала выделяются основные идеи и  складываются в  согласованную ментальную схему. Иногда эти схемы называются ментальными моделями или ментальными картами. Способные к  структуротворчеству люди лучше осваивают новый материал. А обделенным в  этом отношении сложнее отвлечься от несущественной или конкурирующей информации. Из-за этого они пытаются обрабатывать слишком много понятий, чтобы построить из них жизнеспособную модель (всеобъемлющую структуру), которая станет фундаментом для дальнейшего обучения.

…Способные к  структуротворчеству люди умеют узнавать базовые понятия и  их ключевые "строительные элементы". Они сортируют новую информацию, исходя из того, добавляет ли она нечто ценное к  общей структуре и  знанию или может быть отброшена за  ненадобностью. А людям, к структуротворчеству не слишком способным, сложно выявить всеобъемлющую структуру и  придерживаться ее. Им трудно ответить, какая информация в  нее впишется, а  на какую не  надо тратить время. Формирование структур  — это проявление своего рода осознанной и  неосознанной дисциплины. Происходит это так: берем только то, что вписывается в  целое, затем  — то, что добавляет ему нюансов, возможностей и  смыслов. А все то, что затемняет и  перегружает целостность, отбрасываем.

…Мы еще многого не  знаем о структуротворчестве. Является ли недостаточная способность к  ней следствием несовершенного механизма мышления? Или высокая способность дается одним от природы, а  другим приходится ее развивать? Интересный факт: если в текст  включить вопросы, которые обращают внимание читателей на  основные идеи, то у людей, мало способных к структуротворчеству, результаты обучения улучшаются. Они поднимаются до уровня, сопоставимого с результатами высокоодаренных в  этом отношении обучающихся. Включение в  текст таких вопросов придает его содержанию большую стройность и последовательность, чем малоспособные к структуротворчеству люди могли бы создать сами. Таким образом этот недостаток компенсируется.

Какие именно процессы при этом протекают, пока неизвестно, но практическое следствие для обучающихся  очевидно. Оно согласуется с  предположением, выдвинутым ранее нейрохирургом Майком Эберсолдом и  педиатром-неврологом Дугом Ларсеном: воспитывайте в  себе привычку осмыслять свой опыт, превращать его в  сюжет  — и  будете учиться эффективнее. Теория структуротворчества может объяснить, почему происходит именно так. Размышления о том, что пошло правильно, а  что неправильно и  что в  следующий раз надо сделать иначе, помогают нам выделить ключевые идеи, организовать их в ментальные модели и  в будущем применять их снова. А при этом  — совершенствовать и  дополнять имеющееся у  нас знание…

Питер Браун, Генри Рёдигер, Марк Макдэниэл, "Запомнить все"



…Умение видеть новое — важная грань процесса познания.  Чтобы сделать познание наиболее активным, чтобы научиться влиять на него, нужно детально изучить этот механизм.

Для начала человек должен заинтересоваться предметом  или явлением, должен задать себе вопрос "что такое?",  т.е., чтобы получать как можно больше информации, нужно в первую очередь постоянно быть "почемучкой", замечать  «белые пятна» в своем представлении о мире. Иначе
не появится желания их "закрасить". Нельзя чего-то найти,  не имея желания искать.

Далее следует изучить заинтересовавший предмет или явление,  узнать, какими качествами он обладает, к какому классу  принадлежит, какова его взаимосвязь с другими предметами  или явлениями. Теперь требуется уложить найденный  новый факт в уже имеющуюся систему знаний. Причем  уложить так, чтобы он гармонично в нее вписался.

Следующий этап - эту вновь приобретенную  информацию нужно удержать в памяти. Человек  обладает врожденной способностью запоминать практически  все. Но реализуется полностью она лишь у единиц,  уникумов.

Однако уметь хранить в памяти огромное количество информации  и вытаскивать ее в нужный момент еще мало. В этом  случае можно стать лишь ходячей энциклопедией, справочником  для разгадывания кроссвордов. Человек должен научиться работать с залежами знаний, компоновать информацию  в самых неожиданных ракурсах, соотносить друг с другом явления, на первый взгляд совершенно несоотносимые.  Только такой подход к знаниям позволяет делать  открытия и высказывать неожиданные по смелости гипотезы.  А чтобы находить интересные решения на основе имеющихся  знаний, нужно развивать творческое воображение. Это еще один важный аспект познания.

Но все наши замечательные открытия останутся неизвестными,  если мы не научимся передавать их окружающим:  писать, рассказывать...

- П. Ю. Сухов, М. В. Сухова, И.  П. Сологуб, "Учимся учиться"



…Восприятие у всех людей различается в зависимости от уровня их развития, но всегда базируется на двух составляющих. Первое — объект. Второе — значение и смысл этого объекта. Источник информации — объект; когда же мы объясняем себе, что значит эта информация, появляется значение. Смысл возникает только от нашей возможности ответить на вопросы "зачем" и "почему". И наше восприятие зависит от того, способны ли мы потребить не только значение, но и смысл того, что видим, слышим и чувствуем, осязаем и испытываем с помощью других органов чувств.

Восприятие можно разделить на простое и сложное. Простое не требует интеллектуальных усилий: наших знаний достаточно, чтобы легко соединить смысл и значение. Таким будет восприятие, скажем, рецепта столичного салата или борща. Сложное восприятие возникает, когда нет возможности усвоить смысл так же быстро, как значение. Хороший пример — любой учебник. Вы читаете буквы и слова на знакомом вам языке, но они все про "смыслы", с которыми вы сталкиваетесь впервые в жизни. Согласитесь, учебник читать гораздо сложнее, чем роман. Потому что последний оперирует известными нам смыслами, и мы воспринимаем информацию легко и быстро, а учебник приоткрывает совершенно новые для нас значения, а иногда и незнакомые слова. Он заставляет нас (если мы хотим получить новые знания) связывать несколько значений в новый смысл.

Потребление информации может вызывать у нас эмоции и чувства или позволяет сформировать новые знания. Конечно, встречаются смешанные варианты, но в них, как правило, доминирует одно из двух возможных последствий...

…Существуют разные состояния того, что мы называем информацией.

Данные — информация без понятного нам значения. Примеры: слово fponiza, код программы, шум с улицы, мычание коровы.

Сообщение — информация с понятным нам значением. Примеры: слово "фотография", звук сигнализации машины, аплодисменты в зале после вашего выступления.

Информация объединяет в себе оба эти состояния, а какое из них становится доступно в момент потребления, зависит от наших возможностей. А вот  знание  — это интерпретация сообщения, использование которого может улучшить качество жизни. Это данные плюс значение плюс смысл плюс возможность их применить...

…Вообще знания, в отличие от данных или сообщений, не могут существовать в отрыве от человека, их использующего. Они рождаются в голове, когда человек находит область интерпретации сообщения в реальной жизни. Многие из нас обладают схожей базой значений, но совершенно разными знаниями, потому что каждый индивидуален, имеет свои неповторимые цели и задачи. Информации необходимо успешно пройти контрольный пункт "мои цели", чтобы быть интерпретированной в знания. И когда мы не можем или не хотим, не считаем нужным или уместным  применить  полученную информацию для улучшения качества своей жизни, она не становится для нас знанием, даже если мы заплатили за нее приличную сумму.

Понимание того, нужно ли использовать знания и как это делать, можно без преувеличения назвать истинной мудростью. Кстати, "использование" — ключевое слово: информация не представляет ценности и остается мертвым грузом, если не будет в дальнейшем использована. Весьма показательно, что современные университеты оцениваются по успешности выпускников: насколько продуктивно им удается применять полученные знания и, как следствие, насколько высоко качество их жизни…

…И восприятие данных, и даже понимание их значения — пассивный способ потребления информации. Только интерпретация значений в смыслы и активный режим восприятия позволяют "переварить" сообщение в знание. Эволюция информации от данных к сообщению и, наконец, к знаниям — серьезная работа мозга, особенно если мы имеем дело со смежными знаниями и для интерпретации нам необходимо обратиться к своей памяти, искать там предыдущие знания по этой и смежным темам и анализировать их взаимосвязи.

- Кирилл Николаев, Шекия Абдуллаева, "Интеллектуальный инсульт"



…У большинства людей переход от сфокусированного мышления к рассеянному происходит естественным образом. Для этого достаточно на некоторое время отвлечься — погулять, поспать, сходить в спортзал. Или заняться делом, при котором задействованы другие участки мозга: послушать музыку, повторить спряжение испанских глаголов, почистить клетку хомяка.  Главное — отвлечь мозг от рассматриваемой задачи до тех пор, пока она совершенно не выветрится из головы.  Если не предпринимать ничего другого, то на это обычно уходит несколько часов. Вы можете сказать, что у вас нет столько времени. Есть — нужно просто сосредоточиться на других необходимых делах и заодно устроить небольшой расслабляющий перерыв.

Стоит вам отвлечься от задачи, которой занимались, — и рассеянное мышление вступает в силу, мысль начинает перебегать от буфера к буферу по широкому пространству, пока не наткнется на решение. Когда возвращаетесь к задаче после такого перерыва, вы часто поражаетесь, как легко приходит решение. Даже если задача не решена окончательно, вы обычно замечаете, что ощутимо продвинулись в понимании. И хотя для этого потребовалось много предварительных сфокусированных усилий, внезапное озарение после рассеянной стадии очень похоже на эффект "Эврика!"…

…Рассеянное мышление помогает постигать материал на глубоком и творческом уровне.  Математика и решение задач тоже во многом творческая деятельность. Многие считают, что есть только один способ решить задачу, однако во многих случаях существуют разные пути к решению, вам остается только их увидеть. Креативность, впрочем, не ограничивается простым набором научных или художественных навыков, она опирается на умение использовать собственные способности и их расширять. Многие считают себя нетворческими людьми даже в случаях, когда это не так. Мы  все  обладаем способностью устанавливать новые нейронные связи и брать из памяти то, что туда не клали…

…Каждая ошибка, которую вы осознаете при решении задачи, — знак прогресса, и поэтому радуйтесь, когда обнаруживаете ошибки. Ошибки неизбежны. Чтобы они вам не мешали, начинайте поиск решения пораньше и, если этот процесс не приносит вам особой радости, делайте рабочие периоды короткими. Помните: во время перерывов мозг переключается в рассеянное состояние и работает в фоновом режиме: вы продолжаете учиться даже тогда, когда отвлеклись, — что может быть лучше? Некоторые люди считают, что они никогда не переходят в режим рассеянного мышления, однако это не так. Всякий раз, когда вы расслабляетесь и ни о чем конкретном не думаете, мозг погружается в естественное изначальное состояние — разновидность рассеянного мышления. Такое происходит с каждым.

Вероятно, самым эффективным и важным фактором, позволяющим сознанию справляться с трудной задачей, является сон. Однако не думайте, будто режим рассеянного мышления такое уж беззаботное или даже сонное состояние. Его можно сравнить со стоянкой для отдыха при горном восхождении. Стоянки — необходимые остановки для передышки на долгом пути к труднодоступным вершинам, время расслабиться, подумать, осмотреть снаряжение и проверить правильность маршрута. Однако отдых на стоянке не то же самое, что тяжкий путь к вершине.  Иными словами, если вы пребываете в рассеянном состоянии — это не значит, что можно слоняться без дела и ждать, когда же вы куда-нибудь придете.  На протяжении дней и недель работы цель достигается именно за счет смены состояний сфокусированного внимания и рассеянной расслабленности…

- Барбара Оакли, "Думай как математик"



…Финистерра  — граница между известным, знакомым, и  таинственным. Она отделяет реальность, в  которой мы так комфортно себя чувствуем, от странного, необъяснимого, неоткрытого, а  быть может,  и  недоступного знанию. Впереди  — неведомый, таинственный океан, непредсказуемый и неконтролируемый. Туман сгущается, вокруг ничего не видно, нет больше знакомого пейзажа, дорожных знаков или карт, по которым сверяют свой путь...

…Финистерра  — это не  однократный опыт. Мы пересекаем множество  границ в  динамическом процессе, который вплотную подводит нас к  пределу наших возможностей. Есть много ситуаций, приводящих нас к  самому краю: от смертельного диагноза, поставленного близкому человеку,  или нежданной любви до новой работы, трудной задачи, выхода на  новые рынки. Пересечение границы переживается как кризис, разрыв с  прошлым, как внезапная перемена или серьезное упущение.

Мы много раз попадали в  такую ситуацию, но никогда не бываем к ней полностью готовы. Каждая граница — новый опыт. Покинув зону комфорта, мы переживаем весь спектр сложных и  противоречивых эмоций — от растерянности, отрицания, желания спастись бегством до восторга, от страха и  ужаса до дерзновения, от стыда до осознания своей ранимости. Мы далеко не всегда правильно реагируем, оказавшись на краю. Изобретательный человеческий ум пускает в ход  все трюки, чтобы удержать хозяина в  пределах безопасной территории. Мы тратим кучу времени и  сил, пытаясь выбраться обратно на тропу, и — ничему не учимся, потому что научиться  можно только тут,  на  границе. Устоим ли мы на границе неведомого или развернемся и  обратимся в  бегство  —  вот  что определит наши отношения с  неведомым: будет  ли в  них господствовать страх или же раскроется новый потенциал. Граница — переломный момент, когда будущее наших отношений с  неведомым еще не  определено...

...Иногда мы не замечаем, что оказались на краю. На комплексные проблемы никто не наклеивает опознавательные ярлыки, порой их и  не  опознаешь. Но о  том, что уже начинается зона неведомого, сигналят определенные симптомы. У каждого свои способы уклоняться от неведомого. Подступив к  тому, чего мы не  понимаем, столкнувшись с  неожиданным, необъяснимым, мы либо хватаемся за  рычаги контроля, либо становимся пассивными, уходим в  себя, бесконечно все анализируем, поддаемся катастрофическому настроению («все будет совсем плохо»), бросаемся действовать, пытаемся чемто себя занять или же  принимаем сиюминутные решения. Сам опыт незнания мы вытесняем, слишком уж он нас тревожит.  Все вышеперечисленное  — естественные, как правило, бессознательные способы совладать с  возникающей на  границе тревогой. Так работает инстинкт выживания, унаследованный нами от древнейших людей. Беда в  том, что мы избегаем неведомого как раз в те моменты, когда ради собственного блага следовало бы его принять. Страх мешает нам подойти к  границам неведомого и  в итоге лишает возможности научиться новому...

…Попав в  незнакомую среду, столкнувшись с  неопределенностью задачи, люди быстро достигают предела компетентности. Появляются признаки растерянности   — выдающий замешательство смех, скука, люди ерзают, что-то крутят в  руках. Другие признаки: отсутствие информации или частые повторы, нервозность, люди сбиты с  толку,  не  знают, что делать дальше. Дисбаланс усугубляется, и  каждый начинает цепляться за  то, что ему известно. Чтобы избавиться от неприятных ощущений, возникающих за  пределами зоны комфорта, мы прибегаем к испробованным способам организации группы, составления плана, формирования структуры. Мы  просим тех, кто наделен правом принимать решения, восстановить равновесие, обеспечить нам ясность и безопасность, виним их за  недостаток руководства или же  пытаемся выйти из неприятной ситуации, найти себе другие занятия.

Что стоит за  этим уклонением от неведомого?

...Мы боимся неизвестного в  том числе и  потому, что остаемся  лицом к  лицу с  собой, со своей уязвимостью и  осознанием того, что мы смертны. Никто не  может считать себя непогрешимым. Пока мы остаемся в  зоне комфорта, имеем дело со знакомыми ситуациями и  проблемами, с  вопросами, на  которые умеем отвечать, мы полны сил и  готовы действовать. Наши роли, формальные и  неформальные, защищают нас от неведомого и  мешают нам вступить с  ним в  схватку.

Роли  — словно волшебный плащ, укрывающий от страха перед неведомым. Роли выручают нас, потому что, играя роль, мы притворяемся, будто все знаем — ведь от нас ждут ответа. Так просто (или кажется, что просто) поддаться давлению и  выдать готовый ответ. Этот плащ кажется  спасительным, мы полагаемся на надежные структуры и готовые процедуры, на  списки и  планы, с  помощью которых создаем видимость порядка, контроля, определенности, и  со временем это перерастает в  привычку.

Этот защитный плащ знания прирастает к нам так плотно, что мы о нем словно забываем. Мы сливаемся с этим плащом, растворяемся в  нем. Плащ превращается в  смирительную рубашку.  Все притворяются, будто ничего не  замечают (помните сказку о новом платье короля?). Никто не осмеливается указать на  очевидное: а  король-то голый! Ответов нет ни у  кого. Все мы малокомпетентны и  весьма уязвимы…

…Добравшись до грани неведомого, мы чаще всего чувствуем растерянность и  недовольство собой. Страшно не  справиться, уронить свою репутацию. Этот страх может принять форму застенчивости, ощущения «на меня все смотрят», и  самым очевидным симптомом будет смущение. На другом конце спектра  — жестокая самокритика и  чувство  стыда, настолько глубокое и  болезненное, что человек не  может раскрыться. Стыд  — тотальное ощущение своей неправоты, отрицание всего себя, а  не  каких-то своих неправильных действий.

Профессор Стэнфордского университета Кэрол Дуэк, ведущий мировой специалист по мотивации, решила разобраться, почему одни люди добиваются успеха там, где другим это не  удается. Она пыталась установить корреляцию между умом, талантом и  успехом. В книге "Гибкое сознание. Новый взгляд на психологию развития взрослых и детей" Дуэк привела ошеломляющие результаты своего исследования: успех в  гораздо большей степени зависит от настроя, установки, чем от способностей.  То  есть все определяется нарративом, который мы сами себе сочиняем о  своем уме, способности учиться, о  своей личности и  талантах. Либо мы будем цепляться за известное, либо решимся войти в неведомое и развить новые возможности. Дуэк описывает две основные установки: фиксированную, т. е. уверенность, что разум, таланты и склонности заданы от рождения. Все определяется комбинацией генов, культурной средой и  воспитанием. Кое-какие небольшие изменения мы в  себе, возможно, и  сумеем произвести, но в  корне себя не  переделаем. Другой подход, психология роста, предполагает,  что от исходной точки — исходно данных нам талантов, способностей и склонностей — мы можем развиваться, укреплять склонности, совершенствовать свой талант и  благодаря упорству,  дисциплине и  огромной работе достигать поставленных целей.

Типом установки  — на  фиксированную ситуацию или на  рост  — определяется наш выбор и  наше поведение, а  значит, и  результаты. По словам Кэрол Дуэк, люди с  фиксированной установкой испытывают потребность постоянно доказывать себе и окружающим свой статус. Они на все пойдут, только бы избежать столкновения с  неведомым, потому что оно грозит им провалом. Как полагает Дуэк, каждая ситуация оценивается исключительно в  черно-белых тонах: "Выиграю я или проиграю?" Такой настрой побуждает уклоняться от задач, к решению которых человек внутренне не готов. Хочется с  первого раза сделать все безукоризненно, а  свои слабости лучше скрыть. Люди с фиксированным настроем воспринимают неудачу как нечто постыдное. Они предпочитают окружать себя теми, на  чьем фоне они выглядят лучше, а  не  опасными конкурентами. Такая установка  — основное препятствие, не  позволяющее переступить границу незнания. Человек закрывается, он боится экспериментов, боится всего нового...

- Стивен Д’Соуза, Дайана Реннер, "Не в знании сила"




…Модель  или  прототип  —  образец,  созданный  с  целью  продемонстрировать  или  протестировать  какую-то  идею.  На  моделях  учатся.  И  моделирование  полезно  использовать  при  решении  проблем. На ранних этапах решения проблемы модели стоит рассматривать как  пробные  шары.  Они  помогают  оценить  реакцию  людей  на  ваши идеи.

Модели  или  прототипы  не  обязательно  должны  принимать форму физических  объектов.  Форма  может  быть  любой:  записи  бесед, письменные  черновики,  небольшие  видеосюжеты,  рисунки,  графика или  физические  модели  объектов.  Прототипы  любых  форм  должны быть  информативны.  Они  не  обязательно  должны  выглядеть  или работать  как  окончательные  варианты  решений  и  не  должны  совмещать  обе  эти  функции.

В  культуре  моделирования  идей  и  вещей  все  испытывается  и  проверяется  заранее.  Путь  к  окончательному  решению  усеян  идеями, которые  моделировались,  чтобы  получить  информацию,  определить направление  движения,  найти  возможности  для  модификации  изначального  замысла  и  даже  пути  отказа  от  него.  Моделирование  — прекрасный  способ  показать  людям,  что  у  вас  в  голове,  так,  чтобы добиться  от  них  ответной  реакции…


…Моделирование  преследует  разные  цели  в  зависимости  от  того, на  каком  этапе  решения  проблемы  мы  находимся.  Этот  процесс  проходит  три  стадии.  На  первой  моделирование  применяется  для  того, чтобы генерировать хорошую  идею  (концептуальная модель).  На  второй стадии моделирование помогает выработать конкретное решение (реальная  модель).  Последняя  стадия  подразумевает  возможность удостовериться  в  том,  что  решение  будет  работать  в  соответствии с  возлагаемыми на него ожиданиями (функциональная модель). Приведенные  выше  примеры  относятся  в  основном  к  первому  этапу.

По  мере  продвижения  процесса  поиска  решения  прикидки  по  конечному  его  варианту  становятся  все  точнее,  а  модели  —  все  ближе к  «генеральной  репетиции»,  предшествующей  формулировке  окончательного  решения.

В  решении  личных  неурядиц  мы  редко  мыслим  изложенными выше  категориями,  но  в  целом  концепция  моделирования  применима к  большинству  существующих  проблем.  Для  устранения  каждой  из  них  вы  должны  сгенерировать  хорошую  идею,  выработать конкретное   решение  и  удостовериться,  что  оно  будет  работать.  Вы можете  показать  кому-то  черновик  делового  письма  или  попросить совета  по  какому-то  вопросу.  Так  вы  уже  начинаете  процесс  моделирования.  Помните  об  этом,  например,  тогда,  когда  занимаетесь каким-то  проектом,  который  все  время  откладываете  на  потом,  не  находя решения сразу. Если в голове у вас давно роятся планы написать сценарий  для  фильма  или  разработать  дизайн  нового  платья,  не дайте  поймать  себя  на  мысли  о  том,  как  вам  сделать  так,  чтобы  все это  возникло  прямо  сейчас.  Именно  такой  подход  зачастую  расхолаживает  и  не  дает  начать  дело.  Скажите  себе,  что  вы  сейчас  в  процессе  моделирования  вашего  сценария  или  дизайна  нового  платья. Окончательный  вариант  может  прийти  позже...

- Бернард Рос, "Привычка достигать"



…В 2008 году Малкольм Гладуэлл написал книгу под названием  "Гении и аутсайдеры. Почему одним все, а другим ничего?". В ней автор  попытался  объяснить, почему одни люди оказываются успешнее  других. Одна из идей, к которой Гладуэлл обращается снова и  снова, называется "правилом 10 тысяч часов".  Исследование,  проведенное доктором К. Андерсом Эриксоном  из Университета штата Флорида, показало, что для  достижения высокого уровня мастерства требуется в среднем  10 тысяч часов целенаправленных тренировок.

В исследовании доктора Эриксона есть один аспект, который  очень легко не заметить: это высокий уровень мастерства. А если вы не ставите пред собой цель выиграть турнир Профессиональной ассоциации гольфа? Мастерство мирового класса может  потребовать 10 тысяч часов упорных тренировок, но для  овладения навыком, достаточным для удовлетворения своих  потребностей , как правило, не нужно прилагать такие колоссальные  усилия.

Данное утверждение не ставит под сомнение ценность того, что Эриксон называет "намеренной практикой": интенсивные  и систематические упражнения по совершенствованию  навыка.

[ - ВБ: Речь идет о deliberate practice, которая является очень рабочей концепцией для процесса чтения для практической пользы. Рекомендую обратить внимание на описание этой концепции в книгах "Хватит мечтать" (где она называется "продуманная подготовка), "Талант ни при чем" (где она зывается "осознанная практика" и "Фокус" (где она называется "сознательная практика) ]

Намеренная практика — это основа  приобретения навыка. Вопрос в том, сколько намеренной  практики требуется для достижения поставленной цели.  Как правило, гораздо меньше, чем вам кажется.

Ключом к быстрому приобретению навыка является принцип  достаточности. Быстрое приобретение навыка — это процесс. Вы разбиваете  навык, которым намерены овладеть, на
минимально  возможные элементы, причем выявление этих элементов  является самым главным, а затем целенаправленно упражняетесь  в их выполнении. Все просто.

Быстрота приобретения нового навыка в значительной степени определяется тем, сколько времени вы готовы посвящать  намеренной практике и разумному экспериментированию  и насколько высоки требования к желаемому  уровню мастерства. Не ждите мгновенных результатов. Просто рассчитывайте,  что затраченное время будет гораздо, гораздо меньшим,  чем если приступать к процессу обучения, не имея стратегии.

Это не значит, что вам не нужны теоретические знания  о навыке, который вы приобретаете. Обучение может быть  чрезвычайно важным, но несколько в другом, неожиданном  аспекте. Теоретические знания о предмете обучения  помогают "редактировать" или "исправлять
ошибки"  в процессе тренировки. Если вы хотите приобрести новый навык, необходимо тренироваться  в соответствующем контексте. Обучение делает практику эффективнее, но не заменяет ее. Если речь идет о практических  действиях, одного обучения недостаточно.

Вот 10 главных принципов быстрого приобретения навыка.

1. Выберите привлекательный проект.
2. Сосредоточьтесь на каком-то одном навыке.
3. Определите целевой уровень мастерства.
4. Разбейте навык на элементы.
5. Приготовьте все необходимое для занятий.
6. Устраните препятствия для занятий.
7. Выделите специальное время для занятий.
8. Создайте быстрые петли обратной связи.
9. Занимайтесь по расписанию, короткими интенсивными  интервалами.
10. Уделяйте внимание количеству и скорости.

Многие из этих принципов могут быть выведены просто  исходя из здравого смысла — и это действительно так.  Важно помнить: простого знания этих принципов недостаточно.  Вы должны применять их на практике, если хотите  сорвать куш...

- Джош Кауфман "Первые 20 часов"


...Персональная бизнес-модель позволяет вам моделировать, а не планировать свою жизнь…

…Задумайтесь о шаблоне персональной бизнес-модели как об инструменте для переосмысления реальности теми способами, которые будут удобны вам. Учтите, что пере-делка персональной бизнес-модели может быть хаотической. Для наглядности: в отличие от компаний, у людей больше приоритетов, не связанных с работой, и меньше четко поставленных задач. И все же компании испытывают трудности с реорганизацией бизнес-моделей...

…Персональная бизнес-модель представляет своего рода "карту отношений". Она показывает, как то, кто вы есть, соотносится с тем, что вы делаете, а то, что вы делаете, связано с тем, каким образом вы оказываете помощь. Самое же важное — она ясно формулирует ваши отношения с теми, кому помогаете вы, а также с более крупными сообществами, которым вы служите через свою цель.Точно так, как хорошая карта много лет служит путешественнику надежным ориенти-ром, методология персональной бизнес-модели может служить постоянным образцом для обре-тения успеха в работе/жизни...

- Александр Остервальдер, "Твоя бизнес-модель"


…Позвольте рассказать  историю. Несколько лет назад я получил письмо  от  одного консультанта (назовем  его Степаном) со следующей просьбой: "Игорь, вы не  могли бы  сделать меня  таким же знаменитым  в моей  области, насколько вы знамениты в маркетинге. Вы  в маркетинге  № 1. Я тоже хочу  быть  № 1,  но  в своей  области". Незадолго до нашей встречи со Степаном  я с большим удовольствием  для  себя  открыл  майндмэппинг  (построение карт памяти). Мне всегда  нравилось решать новые  задачи, и я ответил Степану,  что подумаю,  смогу ли  рассказать  ему,  как стал таким известным в маркетинге, и сможет  ли  он  использовать мой опыт.

Я сел за  компьютер,  запустил  MindManager и стал  рисовать карту. Получается, чтобы повторить  мой путь, нужно сделать простые  и  понятные  вещи:

—Поставить цель  (например,  "Стать  № 1 в ...")
—Сделать аудит самого  себя
—Постоянно и системно заниматься личным и профессиональным  развитием. 
—Обязательно (я  подчеркиваю:  обязательно)  добиваться высоких результатов в том, чем вы занимаетесь. Без «рекордов», достижений, «визитных карточек», первоклассных  проектов  и  результатов  вы  точно не  № 1. 
—И на последнем месте в этом  алгоритме — продвижение. Оно должно  быть, но  это не  решающий фактор  успеха.

С 2009 года  моей  визитной  карточкой является  следующая фраза:  самое главное в маркетинге  (да в чем угодно!)  — знать, что делать; знать,  как делать, и взять  и сделать. Чудес не  будет.  Просто  прочитав  эту книгу,  вы не  станете № 1. Чтение, заметки на полях и размышления без практического применения не  приносят  результатов.

- Игорь Манн, "Номер 1"


…Есть большая разница между планированием жизни,  плаванием по  течению и  дизайном  жизни. 

Все мы  встречали людей,  каждый  шаг которых заранее спланирован. Они знают,  в какой университет поступят, какая стажировка позволит  им  начать  успешную  карьеру,  в каком возрасте они выйдут на пенсию. Если  они начинают  колебаться, родители, агенты  и специалисты по  личностному развитию  всегда готовы  подтолкнуть их. К сожалению, планы не работают (помните о "черном лебеде"?).  И в любом случае, если  знать победителя  заранее — какой смысл тогда в игре? 

Как и любая хорошая дизайнерская команда, мы можем найти цель в жизни,  не  теша себя  напрасной надеждой  на то, что можно заранее предсказать каждый  результат.  Именно  в этом  заключается смысл креативности. Можно стереть различия  между конечным  продуктом и творческим  процессом, который привел к созданию  этого продукта. Дизайнеры работают  с учетом  природных ограничений и учатся копировать  красоту,  экономичность и эффективность природы. Как граждане  и потребители мы  тоже  должны  научиться уважать хрупкую окружающую  среду,  которая поддерживает  нашу  жизнь. 

Считайте жизнь прототипом. Можно проводить эксперименты, делать  открытия, менять  точки зрения. Можно искать  возможности по  превращению процессов в проекты,  дающие  осязаемый результат.  Можно научиться радоваться  тому, что мы  создаем — будь  то ощущение  плавания  или предмет,  который будет передаваться  из поколения в поколение. Можно научиться тому, чтобы черпать радость в создании  и воссоздании окружающего мира, а не  только  в потреблении. Активное  участие в процессе  творения  — наше  право и наша привилегия. Можно научиться измерять  успешность  идей не  остатком на банковском  счете,  а влиянием их  на мир.

Занимайтесь дизайном жизни!

- Тим Браун, "Дизайн-мышление в бизнесе"



…Наши убеждения по  поводу многих важных аспектов окружающего мира часто являются в  корне неправильными и способ, каким мы приобретаем эти убеждения, обычно сам по себе является ошибочным по своей сути. Наша уверенность в том, что мы познаем окружающий мир напрямую, непосредственно воспринимая факты, у  философов именуется  "наивным реализмом". Каждое убеждение о  каждом аспекте мира основано на  бесчисленных умозаключениях, к  которым мы приходим с  помощью мыслительных процессов, которые невозможно отследить. Мы слишком зависимы от  бесконечного числа схем и  эвристик для того, чтобы точно категоризировать даже самые простые объекты и  события. 

Часто нам не  удается увидеть роль контекста в  формировании поведения людей и даже физических объектов. Мы часто забываем о роли социума, который влияет на  наши убеждения и  направляет наше поведение. 

Бесчисленное множество  стимулов воздействует на  наши взгляды и  поведение, а  мы не  понимаем это и  даже не  догадываемся об  их  существовании. 

Наше убеждение в  том, что мы знаем, что происходит у  нас в  голове, невероятно далеко от  истины. Когда у  нас получается правильно идентифицировать мыслительный процесс, который привел к  определенному суждению или решению проблемы, мы делаем это не  с  помощью наблюдения за  этими процессами, а  с  помощью применения теорий об  этих процессах. А  эти теории часто ошибочны. 

Нас захлестывает случайная, бессистемная информация. Проблема отягощается нашей неспособностью понять, как важно владеть информацией необходимой для формирования суждений. Мы действуем так, словно закон больших чисел работает для малых. Мы не  видим, что имеющихся у нас данных может быть недостаточно для серьезных выводов, особенно о  качествах других людей. 

Нам трудно правильно определить взаимосвязь даже между важными событиями. Если  же  мы думаем, что связь есть, мы найдем ее, даже если ее нет.  Если мы думаем, что связи между событиями нет,  мы зачастую упускаем ее из  виду, даже если она очень сильна. 

Мы легко выдаем одну теорию о  мире за  другой, не  понимая, что легкость вовсе не  означает,  что наши теории верны. Особенно безрассудными получаются теории о  причинно-следственных связях. Увидев некий результат, мы почти автоматически, не  раздумывая, выдаем теорию о  том, что его вызвало. Даже когда мы хотим проверить теорию, мы склонны совершать ошибки как ученые, руководствующиеся интуицией. Мы ищем исключительно подтверждающие факты, забывая о  том, что для доказательства теории нужны и  такие факты, которые могли  бы ее опровергнуть. Столкнувшись с  опровергающим теорию фактом, любой из  нас без труда объяснит, почему так случилось, и  не  смутится тем, как легко нам даются доводы в  оправдание нашей теории. 

В  итоге наши убеждения зачастую глубоко ошибочны, мы переоцениваем свою способность приобретать знания, которые точно характеризуют окружающий мир, и  наши поступки часто не  соответствуют нашим интересам и  интересам людей, которых мы любим.

Именно поэтому, вам стоит постоянно узнавать как можно больше о том, что приводит к  этим ошибкам и как их  можно компенсировать. Эти знания помогут вам правильнее воспринимать окружающий мир и  вести себя более разумно…

- Ричард Нисбетт, "Мозгоускорители"



PS: За прекрасный саундтрек этого вечера огромное спасибо всегда мелодичному Brian Crain с великолепной пластинкой "Piano and Light"